Анна Ибрагимова
Неизвестная художница
Лонгрид про неожиданное наследие Туве Янссон: её картины.
Весь мир знает Туве Янссон как «маму муми-троллей». Но за размытым образом доброй сказочницы скрывается совершенно неожиданная личность. Три года назад мир потрясли две крупные выставки ее картин. Оказалось, Туве Янссон была самобытной художницей, чью живопись затмил её же литературный талант. В этом материале мы собрали все, что нужно знать о художественном творчестве Туве Янссон.

К тому времени, как Туве начала писать сказку о муми-троллях, она уже имела репутацию перспективного художника и несколько выставок за плечами. Начать писать её заставила Вторая мировая война. Для молодой Туве это был способ сбежать от реальности в уютный Муми-долл. Работа над текстами возвращала ей детское ощущение счастья.

Сам Вани. Портрет Туве Янссон, 1941
Но муми-тролли не могли родиться сами по себе. Визуально этот образ наметился гораздо раньше текста. Первые фигурки, напоминающие троллей появились еще в 30-е годы как часть авторской подписи к другим работам. Муми-тролли буквально выросли из живописного творчества Туве.

Но как вышло, что «несерьезное» увлечение художницы затмило собой серьезное творчество?

Под стеклянным колпаком

Туве родилась в очень творческой семье. Её отцом был Виктор Янссон, видный финский скульптор. Он стал для Туве первым и главным творческим кумиром, хотя их отношения были сложными. В 1968 году вышла автобиографическая повесть, которую Туве назвала «Дочь скульптора», еще раз подтвердив, насколько существенным было его влияние. Это ощущение значимости отцовского творчества царило в их семье всегда.
Папины женские фигурки — священны. После того как их отливают из гипса, он не обращает на них ни малейшего внимания. Но для всех остальных — они священны.
Туве Янссон
Мать Туве, Сигне Хаммарштен, также была известным художником и иллюстратором. Она создала дизайн более 200 почтовых марок Финляндии.
Туве Янссон. Семья, 1942
На протяжении всей жизни Туве сохраняла невероятно тёплые отношения с мамой. Хам, как называли её близкие, была для Туве идеалом, поэтому не удивительно, что образ муми-мамы Туве создавала с оглядкой на неё. При этом еще ребенком она понимала: мама пожертвовала своей карьерой ради семьи и мужа. Отец проводил время в шумной творческой мужской компании. Их знаменитым «пирушкам» Туве даже посвятила отдельную главу в «Дочери скульптора». А мать и дочь привыкли быть наедине. По словам Туве, в детстве они словно жили под стеклянным колпаком, в мире, который принадлежит только им:
Я пристально посмотрела на нее и поняла, что мы спасены. Наконец-то мы в абсолютной надежности и сохранности, наконец-то защищены. Угрожавший нам бедой снег спрятал нас в этом доме в тепле навсегда, и нам не надо ни в малейшей степени заботиться о том, что творится за стенами этого дома. Меня охватило чувство невероятного облегчения, и я закричала маме:

— Я люблю тебя!
Туве Янссон
Искусство творилось непосредственно в доме Янссонов. Туве росла среди гипсовых статуй отца и рисунков матери. С самого детства она усвоила, что искусство — это нечто очень важное. Может быть, именно такое восприятие и не дало ей прославиться в качестве художника.


Дочь скульптора

Свой первый комикс Туве опубликовала в 15 лет в детском журнале. Уже тогда это была почти профессиональная работа. Позднее она обучалась в Политехнической школе Стокгольма по специальности «Иллюстрация книг и рисунок в рекламе». Однако потом вернулась в Финляндию и продолжила учебу в Атенеуме, художественной школе при Финском обществе искусств. Той самой, где учился её отец. В отличие от отца, скульптурой она совсем не интересовалась, а решила посвятить себя живописи.

Это были «ревущие двадцатые», когда молодые финские художники жаждали распахнуть окна навстречу европейскому модернизму. Туве была одной из них. В 30-е годы она впервые покинула пределы Скандинавии и увидела полотна импрессионистов в парижских музеях. Анри Матисс покорил ее воображение и долго еще был образцом для подражания. Однако влияние классического образования также нашло свое место в ее творчестве тех лет. Любовь к цвету, классические виды из окна и натюрморты станут главными темами довоенного творчества Туве.
Туве Янссон.
Синий гиацинт, 1945
Анри Матисс.
Натюрморт с цветами и виноградом, 1922
Лучший карикатурист Финляндии

К сороковым годам Туве уже продавала свои полотна, однако постоянный заработок ей приносила иллюстрация, а не живопись. Она бралась за бесчисленное количество детских журналов, газет, рисовала карикатуры и обложки книг. Её графика высоко ценилась. В 1941 году шведские издания называли её «лучшим карикатуристом Финляндии».
Туве Янссон. «„Да, нет, да, нет". Гитлер гадает на ромашке, у подручных наготове спички», 1938
Эти политические карикатуры и правда составляют немалую часть ее творчества. В живописи Туве всегда придерживалась принципа l'art pour art — искусство ради искусства. Зато в ее карикатурах легко проследить авторскую позицию и решительное неприятие войны. Пацифистские ценности Туве были совершенно нетипичны для Финляндии того времени. Вся страна дышала пропагандой, на что Туве в своих письмах откликалась так: «Порой меня охватывает такая нескончаемая безнадежность, когда я думаю о тех молодых, которые убивают на фронте. Разве нет у нас у всех, у финнов, русских, немцев, право жить и создавать что-то своей жизнью...»

Однако успешная карьера сыграла с Туве Янссон злую шутку. Её картины стали обвинять в графичности и «иллюстративности». Это считалось дурным тоном, ведь живопись должна основываться только на живописи (помним правило «искусство ради искусства»). В это верила и сама Туве, ведь она получила классическое художественное образование. Критика раздавила ее.

Туве Янссон. «Старый год передает Новому свои дары».
Новогодняя обложка журнала «Гарм», 1942-1943

Туве Янссон. Автопортрет. Боа из рыси, 1942
«Женщина, похожая на рысь»

Творчество Туве всегда было в высшей степени автобиографичным.

Ее многочисленные автопортреты — срез чувств в разные периоды жизни и отличная возможность проследить развитие таланта. Они разительно отличаются от фотографий, на которых она всегда улыбается, полна жизни и интереса к миру. На автопортретах же Туве изображала себя отстраненной, спокойной и уверенной. Возможно, так она справлялась с собственными чувствами. В художественных кругах ее так и не приняли. Отчасти на это повлиял «творческий патриархат». На протяжении многих лет она наблюдала, как недооценивается женский труд и творчество. Даже в семье художников приоритет всегда отдавался карьере мужа, ведь считалось, что только мужчина может полностью отдаться искусству. Туве всю жизнь была с этим категорически не согласна. Скорее всего, детей у нее не было не только из-за пережитой войны, как она писала своей подруге Еве Конниковой. Её единственным ребенком всегда было её творчество.


У меня нет времени выйти замуж за кого-нибудь из них! Конечно, мне их жаль, и конечно они мне нравятся, но у меня нет ни малейшего намерения посвятить жизнь спектаклю, который последует после... Я могу представить, что произойдет с моей работой, если я выйду замуж... И я отказываюсь иметь детей, которые могут быть убиты в какой-нибудь будущей войне.
Туве Янссон
Туве Янссон. Курящая девушка. Автопортрет, 1940
Сказочная монументальность

Еще в Стокгольме Туве получила все навыки для монументальной росписи. Фрески и настенные росписи стали для художницы дополнительным источником дохода. В письмах к Еве Конниковой она писала: «Благословенны будут стены в эти времена, когда люди покупают все меньше картин».
Праздник в городе. Фреска в здании мэрии Хельсинки, 1947
Но последние монументальные работы Туве выполняла, когда ей было уже больше 70 лет. К тому времени, будучи одной из самых богатых женщин Финляндии, она, конечно, не нуждалась в деньгах.

Дело скорее было в том, что декоративные работы давали ей полную свободу. В живописи она всегда хотела добиться блеска и сказочного ощущения. Во фресках это ей полностью удалось. Даже делая фреску по заказу от завода Стрёмберга, она изобразила не рабочие будни (чем немало разочаровала заказчика), а приложила немало усилий в попытке привнести красоту в заводские стены. Фреску в качестве компенсации пришлось переделывать. Тем приятнее было создавать сказочные «полотна», например, для детского сада в Котке.

Её монументальные работы до сих пор можно свободно посмотреть в Финляндии.
Набросок к стенной росписи для завода по производству резины в Нокиа, 1942
Прежде всего художник

Уже в 50-х годах первые книги о муми-троллях вышли в США и Великобритании. В 1952 году она подписала семилетний контракт с крупнейшей лондонской ежевечерней газетой «The Evening News» на серию комиксов по мотивам своих книг. Сначала работа над книгами и комиксами давалась ей легко, ведь это было просто развлечение. Но стоило Туве начать серьезно относиться к своим книгам, дело застопорилось. Её требовательность к себе из живописи перекочевала в книги. Туве просто не могла позволить себе делать работу плохо или почивать на лаврах своего успеха. Поэтому на живопись у нее оставалось все меньше времени.

К тому времени литературная слава Туве Янссон как «мамы Муми-троллей» затмила все ее художественные достижения.
Для Туве чрезвычайно важным было признание ее таланта как художницы, а не только как создателя персонажа Муми-тролль
София Янссон, племянница художницы
Но в 60-е годы Туве решила вернуться в живопись. Это оказался совершенно новый период её творчества. Она долго сопротивлялась абстракционизму и придерживалась традиционного фигуративного искусства. И все-таки решилась на абстракцию. В тот момент основная волна увлечения новым направлением в мире уже прошла, однако её работы того периода считаются удачными. Особенно в высшей степени абстрактные сюжеты.
Туве Янссон. Море, 1962
Туве Янссон. Скалы, 1960-е
И все же большую часть времени у Туве отнимала работа над переводами и правками книг, теле- и радиопостановками. Писательство стало главным делом её жизни.

Почему же Туве не уделяла живописи больше времени? Скорее всего, не была уверена в своих работах. Она получала неплохие, но совсем не восторженные отзывы на всех последних выставках. В то же время в её жизни уже был мировой успех в качестве писателя и иллюстратора. С детства она усвоила, что искусство — это грандиозно и важно. Но жизнь привела ее к безоговорочному успеху на другом поприще.
Туве Янссон. Автопортрет. Известен также как «Уродливый автопортрет», 1975
Анна Ибрагимова
Специалист библиотеки №85