Ирина Морозова
«Институт» Стивен Кинга: «Отцы и дети» современного мира
«Институт» — это новый роман от всемирно известного «короля ужасов» Стивена Кинга. Наряду с Джоан Роулинг и Джорджем Мартином, Кинг — поистине легендарная в современной литературе личность. Вокруг его фигуры и творчества не утихают споры. Что это — массовая развлекательная беллетристика или серьезная литература? А сам автор? Гений, поднимающий острые общечеловеческие проблемы и взывающий к рассудку людей, или бумагомаратель, пользующийся услугами «литературных негров»? В последнее время преданных фанатов беспокоит и другой вопрос: достиг ли Кинг вершины своего таланта («Сияние», «Побег из Шоушенка», «Оно») и теперь только повторяется в выборе тем, сюжетов, героев, или еще не раз удивит нас? Присмотримся к новой книге мэтра и попытаемся найти ответы.
О чем?

Главная интрига романа строится вокруг идеи мирового заговора со стороны правительства и детей со сверхспособностями. Примерно та же фабула лежит и в основе популярного ныне сериала «Очень странные дела» от Netflix, что может насторожить читателей. Но не стоит забывать: Кинг пишет об этом еще с 60-х годов («Воспламеняющая взглядом», «Мертвая зона»), а братья Даффер, безусловно, вдохновились его творчеством.

В центре сюжета — история соединения судеб двух героев: двенадцатилетнего вундеркинда Люка Эллиса и бывшего полицейского Тима Джемисона.


Тим по роковому стечению обстоятельств устраивается на работу в типичном маленьком американском городке Дюпрей, где впоследствии окажется Люк и развернутся события основной части романа.

Люк же — гений, владеющий телекинезом, у него любящая семья и огромные планы на будущее. Но однажды в его дом врываются похитители, и он оказывается в Институте — специальном правительственном учреждении, которое находится посреди глухого леса. Там насильственно держат особых детей, проводят над ними эксперименты и используют, как кажется исследователям, во благо поддержания мира во всем мире.
«Мы тушим только самые большие пожары. Мир выжил лишь потому, что мы принимали превентивные меры. При этом погибли тысячи детей, зато миллиарды детей были спасены».
Тема и проблема

Некоторые критики обвиняют роман в чрезмерном «растягивании» повествования, хотя подробные описания жизни города, Института и диалоги между героями, составляющие первые части романа, дают читателю более полную картину происходящего и создают ту напряженную и пугающую атмосферу ужаса, которой славятся все книги Кинга. На ее усиление работает и контраст: тихая, спокойная, повседневная жизнь «здесь» и тот кошмар, происходящий с детьми «там», в Институте. Может ли быть все это правдой? Этот тот самый психологический ужас типа «terror», который пугает не кровью, вывороченными кишками и отрубленной головой, а захватывает воображение, заставляет задуматься и по-другому посмотреть на мир.

Кинг поднимает очень важную проблему вселенского масштаба: можно ли пожертвовать тысячами жизней ради благополучия всего мира? Каждый из нас сам найдет ответ. Но Кинг — точнее, отважный и благоразумный Люк, ставший проводником его идей — уверен, что любой конфликт можно и нужно решить не силой, а умом. Мирное будущее — за молодым поколением, которое не обременено ошибками прошлого и умеет взглянуть на мир свежим взглядом. Взрослые могут попытаться понять и помочь им, но в любом случае необходим диалог. Поэтому финал романа далек от однозначного хэппи-энда и остается открытым для размышлений.
«...обрушить Институт на их головы, как Самсон обрушил храм Дагона на филистимлян. Он знал, что это не более, чем несбыточная фантазия обиженного двенадцатилетнего ребёнка, но всё равно желал этого, и если бы существовал хоть какой-то способ, то он не упустил бы шанс».
Итог:

«Институт» — это психологически напряженный жуткий триллер о взаимоотношениях детей и взрослых, о жестоком и несправедливом устройстве мира, вызывающем так много сомнений и вопросов и требующем немедленных изменений. Через весь роман проходит идея о детской дружбе – единственная светлая и надежная постоянная, благодаря которой зло терпит поражение, что безусловно придает роману трогательности. Читатели и поклонники Кинга могут винить писателя в якобы повторяемости и шаблонности его романов последних лет, но «Институт» продолжает давно начатое им исследование человеческих чувств и возможностей. Этот роман возвращает нас к «классическому» Кингу, который погружает читателя в необъятный ужас перед неясным настоящим и надвигающимся будущим.