Капитальнейший
человек: Иван Гончаров
ЖЗЛ
1812-1891
При словах «русская классика» первым делом вспоминают Пушкина, Толстого, Достоевского, а вот имя Ивана Гончарова не всегда всплывает
в памяти. Но стоит только сказать «Обломов», как раздается протяжное «ааа, ну конечно!». «Пока останется хоть один русский, до тех пор будут помнить Обломова», — так говорил в знаменитом романе современник Гончарова — Иван Тургенев, с которым
у писателя были сложные отношения. Но об этом позже.
Пока можем только подтвердить слова Тургенева — роман «Обломов» стал одним из самых важных произведений русской литературы, а понятие «обломовщина» плотно вошло
в наш лексикон. Самого Гончарова друзья в шутку называли Принц де Лень. Его жизнь и правда не была чрезвычайно захватывающей. Однако, если приглядеться, в ней были такие удивительные эпизоды, что язык не повернется назвать писателя ленивым.

К 210-летию со дня его рождения мы решили разобраться, каким же он был, этот Принц де Лень?
От Волги
до Москвы-реки
Иван Гончаров родился в 1812 году в Симбирске в доме богатого купца и его молодой жены. Его отец Александр Иванович торговал главным образом хлебом и даже имел свой свечной завод, а население и купечество города не раз избирали его городским главой Симбирска. Так что фактически его семья была помещичьей, поэтому маленький Гончаров получил воспитание, которое скорее принято в дворянских домах. На главной улице города стоял огромный дом Гончаровых.
Этот дом, судя по всему, наложил огромный отпечаток на образ Симбирска, ведь Гончаров удостоился совершенно невероятной чести
в советские годы. Главная улица города тогда называлась и до сих пор называется — улица Гончарова, когда во всем городе каждый закоулочек назывался именем Ленина, который родился и учился в Ульяновске! Тут есть еще одна историческая параллель, ведь учился будущий вождь коммунизма
в гимназии, которую одно время возглавлял брат Ивана Гончарова Николай.
Любовь к чтению родилась во мне
в детстве, восьми-девяти лет от рода
я перечитал всю маленькую, отчасти разрозненную библиотеку
в деревне, где я начал учиться.
За мной никто не следил, что я делаю в свободное от уроков время, а я любил забиваться в угол
и читал все, что попадалось под руку.
После пансиона Гончаров покинул родные волжские берега
и отправился учиться в Московское коммерческое училище. Училище он так и не окончил, потому что торговля его нисколько не интересовала, зато он окончательно увлекся русской классикой. Он принял решение подать документы в Московский университет на словесное отделение. Чтобы поступить в университет, Гончарову надо было отказаться от купеческого звания, о чем он, судя по всему, совсем не жалел, а об учебе в университете позднее отзывался так:
«Мы, юноши, полвека тому назад смотрели на университет как на святилище и вступали в его стены со страхом
и трепетом... Наш университет в Москве был святилищем
не для одних нас, учащихся, но и для их семейств и для всего общества. Образование, вынесенное из университета, ценилось выше всякого другого».
Кстати, а кто эти юноши? Гончаров учился в университете в одно время с Лермонтовым, Герценом, Белинским и другими знаменитыми деятелями. Согласитесь, компания ничем не хуже купеческой!
Сидят: И. А. Гончаров, И. С. Тургенев, А. В. Дружинин, А. Н. Островский.
Стоят: Л. Н. Толстой, Д. В. Григорович
за работой
Ленивец
Окончив Московский университет, Гончаров отправляется домой
в Симбирск и неожиданно остается там работать. Там губернатор Загряжский попросил стать его секретарем, и около года Гончаров работал в родном городе. Будучи не слишком довольным своей работой, он тем не менее получил обширное представление о том, как живут люди из разных слоев населения.
После года исправной работы
он отправился в Петербург. В столице популярный и богатый провинциал Гончаров превратился в обыкновенного чиновника среднего звена, получив должность переводчика в Министерстве финансов. За это спасибо деревенскому пансиону. Несмотря на «отлично-усердную» службу, благодаря которой он будет произведен в титулярные советники, Гончаров жил скромно
и мечтал оставить свою «скучную офисную» работу и заняться настоящим творчеством.
Через своего старшего сослуживца он знакомится
с семьей Майковых и по сути становится репетитором для их детей — Аполлона, а затем
и Валериана. Аполлон Майков впоследствии стал известным поэтом, так что труды Гончарова
не прошли зря.
Тогда же Гончаров начинает свои первые шаги в литературе и почти ежедневно посещает литературный кружок Майковых. В домашнем литературном журнале, который издавали Майковы, Гончаров начинает печатать свои первые рассказы и даже стихи. Да, представьте себе, Гончаров начинал со стихов! Одно из стихотворений он в дальнейшем карикатурно использовал в своем первом романе «Обыкновенная история».
ПРИНЦ ДЕ ЛЕНЬ
А в свободное время Гончаров переводит Гете, Шиллера, Винкельмана и других «без всякой практической цели, а просто из влечения писать, учиться, заниматься в смутной надежде,
что выйдет что-нибудь. Кипами исписанной бумаги я топил потом печки». Именно в этот период Гончаров подписал одно из своих писем «Гончаров, иначе Принц де Лень».
Тургенев
Толстой
Гончаров
Исследователи полагают, что с виду Гончаров и правда мог казаться ленивым человеком, потому что много сомневался в себе, в том, как он живет
и работает. Все свои романы он писал очень долго и завидовал помещикам Толстому и особенно Тургеневу, который просто «штамповал» свои романы. Но надо понимать, что
у Толстого и Тургенева были крестьяне и имение, а вот у Гончарова, выходца из купеческой среды, ничего такого не было, и всю жизнь ему надо было тратить время на службу, попросту говоря, на работу. Свои романы он писал во время летнего отпуска. Согласитесь, проводил отпуск он довольно деятельно!
Становление и писательская слава приходят к Гончарову в начале 1840 года. В то же время он знакомится
со знаменитым критиком Белинским
и часто бывает у него на Невском проспекте в Доме Литераторов. Там же он читает критику на свой первый роман на О, «Обыкновенную историю». В 1847 году роман впервые публикуется на страницах журнала «Современник».
А вот еще одно забавное совпадение: уже в 20 веке «Обыкновенная история» была поставлена в театре «Современник», где главные роли исполнили Олег Табаков и Михаил Козаков.
Вокруг света
за 900 дней
Начались 50-е годы. Гончаров за выслугу лет был произведен
в коллежские асессоры и к тому же был уже известным петербургским писателем. Представьте же себе всеобщее удивление, когда Гончаров решается отправиться в кругосветное плавание. Изначально приглашение на должность секретаря адмирала Путятина поступило Майкову. Он отказался, но предложил вместо себя поехать Гончарову,
а тот неожиданно согласился. Тогда по Петербургу прошёл слух: «Принц де Лень отправляется в плавание». Когда Гончаров пришел
в себя от неожиданного энтузиазма, он понял, что теперь уже обязан поехать, если не хочет быть поднятым на смех всем городом. Откровенно говоря, сам Гончаров выказывал большую готовность
к путешествию и вообще называл себя человеком неожиданным
и переменчивым.
Все удивились, что я мог решиться на такой дальний и опасный путь, я, такой ленивый, избалованный! Кто меня знает, тот не удивится этой решимости. Внезапные перемены составляют мой характер, я никогда не бываю одинаков двух недель сряду, а если наружно
и кажусь постоянен и верен своим привычкам и склонностям, так это
от неподвижности форм, в которых заключена моя жизнь.
Целью экспедиции была закрытая тогда для иностранцев Япония, где Путятину надо было заключить желаемый для Российской империи торговый договор. Это ему в конце концов удалось, но перед этим было невероятных масштабов путешествие. Первая остановка была в Англии, где Гончаров мог наблюдать разницу между еще патриархальным укладом
в Российской империи и новым,
уже практически капиталистическим укладом Англии. Гончаров еще побывал в Южной Африке, Индонезии, Японии, Китае, на Филиппинах и на множестве небольших островов и архипелагов, мог сравнить не только пейзажи, но и образ жизни разных народов.
Сейчас бы Гончаров был настоящим тревел-блогером, ведь он
с жадностью поглощал и записывал
всё новое, что видел и слышал, хоть путешествием и его неудобствами
он скорее тяготился. В 1854 году
он высадился у берегов Охотского моря и проехал сухопутным путем через всю Россию, посетив Охотск, Якутск и Иркутск. Путь был длинный
и неудобный, поэтому Гончаров был несказанно рад вернуться в свою комфортную петербургскую квартиру. На обратном пути через Сибирь Гончаров встретился с все еще живущими там декабристами.
Он познакомился с князем Трубецким, Фонвизиным, Якушкиным и другими. Гончаров был впечатлен благородством, которое они сохранили в самых тяжелых каторжных условиях.
Гончаров (сидит пятый слева) среди офицеров «Паллады». Слева от Гончарова — И. С. Унковский, справа — Е. В. Путятин
В 1858 году путевые заметки Гончарова были опубликованы под названием «Фрегат „Паллада“». Книга имела большой успех
и получила множество восторженных отзывов от самых строгих критиков. Находясь в плавании, Гончаров набрасывал страницы нового романа. Угадайте, какого?
вещь
Капитальнейшая
Вернувшись из путешествия, Гончаров служил цензором Петербургского цензурного комитета, а потом вообще был цензором цензоров. Хотя многие коллеги-писатели ему за это пеняли, именно благодаря его участию в печати появились «Демон» Лермонтова, «Село Степанчиково» Достоевского и «Записки охотника» Тургенева, его старого неприятеля. Кстати, а что за история случилась с Гончаровым и Тургеневым?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
А судьи кто?
Гончаров заявлял, что в «Дворянском гнезде»
и «Накануне» Тургенева используются идеи из его третьего романа «Обрыв». Гончаров тонко намекнул Тургеневу на заимствования. Сначала писатели спорили в длинных письмах друг другу,
а в литературных кругах стали распространяться слухи. Чтобы как-то разрешить эту ситуацию, состоялся третейский суд. Он отверг обвинения
в плагиате, а Тургенев заявил, что отныне прекращает дружбу с Гончаровым. Последний
в свою очередь подробно рассказал историю конфликта в своей «Необыкновенной истории».
Тем не менее, в 1859 году Гончаров опубликовал роман «Обломов». Выход
в свет романа принес ему громадный успех и славу одного из самых выдающихся русских писателей. «Капитальнейшая вещь!», — писал Толстой. «Знамение времени»,
— вторил ему Добролюбов. Кстати, именно с не самой легкой руки Добролюбова термин «обломовщина» прочно вошел в наш лексикон. В 1859 году вышла в печать его статья «Что такое обломовщина?», где публицист обвинил в истоках этого явления традиционный крепостной уклад жизни.
В более широком понимании это стало нарицательным словом для лени, апатии, личностного застоя. Из-за медленной работы, редких публикаций и избегания светских «вечеринок» самого Гончарова обвиняли
в раскритикованной им обломовщине. Особенно полюбил этот термин Ленин, который вкладывал в него все грехи царской России. Не уж то не мог простить улицу?
терзаний
Мильон
Уже во время работы над «Обломовым» Гончаров готовился к третьему роману. Он писал «Обрыв» 20 лет, временами впадал в полнейшую апатию и даже «хотел оставить вовсе роман, не дописывая». Но он нашел в себе силы закончить роман, опубликовать его в 1869 году и завершить тем самым трилогию. Адуев, Обломов и Райский — составные элементы уходящий крепостной России, которую Гончаров хорошо знал и понимал.
Иллюстрации Ильи Глазунова
к роману Гончарова «Обрыв»
После публикации «Обрыва», который уже не вызвал большого восторга у читателей и критиков, жизнь писателя складывалась тяжело. Он часто жаловался,
что не может быстро откликаться на события, что
не поспевает за временем, а сил на их изучения у него
уже не было. Гончаров часто впадал в депрессии. Тем
не менее, он продолжал жить литературной жизнью, общался с коллегами, написал несколько очерков
и критических статей. В это же время он создал выдающуюся критическую статью «Мильон терзаний»
о пьесе Грибоедова «Горе от ума».
Кроме крупных и видных личностей, при резких переходах из одного века
в другой, – Чацкие живут и не переводятся в обществе, повторяясь на каждом шагу, в каждом доме,
где под одной кровлей уживается старое с молодым, где два века сходятся лицом к лицу в тесноте семейств, – все длится борьба свежего
с отжившим, больного с здоровым,
и все бьются в поединках, как Горации и Куриации, – миниатюрные Фамусовы и Чацкие.
Последние годы его жизни были тяжелые и одинокие. Однако было существо, которое радовало Гончарова
в самые тяжелые дни — его обожаемая собака Мимишка. «Небольшая, чистенькая, мохнатая, с умненькими глазками» Мимишка отвечала писателю полной взаимностью и стала верным другом писателя на склоне лет: «Мимишка здравствует и каждый день гуляет со мной по саду, а когда не возьму, то воет на всю квартиру». Писатель был настоящим зоозащитником и использовал свой талант, чтобы писать о проблемах бездомных собак анонимные статьи
в газету «Голос».
Осенью 1891 года он простудился и через три дня умер от воспаления легких на восьмидесятом году жизни.
Так каким он был, этот Принц де Лень? Ленивым мечтателем или переменчивым деятельным писателем? Пожалуй, он был совсем таким же как мы и легко мог бы стать нашим современником.
Он переехал из провинции в столицу и добился всего своими знаниями и трудом. Много работал, чтобы когда-нибудь позволить себе заниматься любимым делом. Совершил кругосветное путешествие,
но при этом ценил свой дом и уютную квартиру. А еще, как и многие обычные люди, страдал от синдрома самозванца и депрессии,
но продолжал заниматься любимым делом несмотря ни на что.
1812-1891